Шарлотта фон Мальсдорф

Во всем мире сейчас отмечается месяц гордости, но в Берлине он продлится до конца июля: нас ждут проходящий у нас под окнами Motzstraßenfest и любимый всеми CSD. Мне кажется, это самое лучшее время, чтобы рассказать о Шарлотте фон Мальсдорф.

Шарлотта фон Мальсдорф

Она родилась в 1928 году под именем Лотар Берфельде и воспитывалась как мужчина. Где-то в подростковом возрасте возник интерес к женскому платью и «женским занятиям». Разные члены семьи воспринимали это по-разному: тетка отнеслась с пониманием и подогнала интересную книгу Магнуса Хиршфельда, а вот отец… Отец Макс Берфельде вступил в ряды НСДАП еще до того, как это стало модным, что уже само по себе ничего хорошего не обещало. Вдобавок он был жесток, избивал своих домочадцев.

Будучи еще подростком, защищая свою семью, Лотар был вынужден сильно покалечить своего отца, в результате чего последний скончался. А дальше была тюрьма для малолетних преступников, быстрое освобождение, окончание войны, разруха…

В конце 40-х Лоттхен (производное от Лотар) обосновалась во дворце Фридрихсфельде, восстанавливая его от последствий военных действий (своими руками!). В 50-х она переехала в усадьбу Мальсдорф, где было решено открыть филиал Бранденбургского музея — музей, посвященный быту эпохи грюндерства (период на рубеже 19-го и 20-го веков, когда большой скачок промышленности стимулировал небывалый рост городов).

На тот момент в усадьбе не было канализации, электричества и вообще каких бы то ни было коммуникаций. 13 лет ручной работы одного человека ушло на их восстановление, после чего музей гостеприимно распахнул свои двери не только для тех, кто интересовался историей, но и для всего восточноберлинского ЛГБТ-коммьюнити.

Таким образом Мальсдорф стал своеобразным центром квир-жизни. Я вам напомню, что это район на границе с Бранденбургом.

Шарлотта в «пивной» комнате своего музея (копия одного разрушенного на тот момент бара в Шойнефиртель), которая как раз и служила основным местом ЛГБТ-встреч

Всё это время Шарлотта продолжала носить женскую одежду: ходила в платье и жемчужных бусах в рестораны, ведомства, решала бюрократические вопросы, связанные с музеем. Конечно, в ГДР на неё, наверное, до 1000 раз в день смотрели косо, но она излучала такое уверенное спокойствие, что хочется верить, большинство обидчиков засовывало свои комментарии куда подальше. Она была личностью невероятного достоинства.

Шарлотту вроде бы пыталось привлечь к сотрудничеству Штази (ведь узнать имена посетителей ЛГБТ-вечеринок было бы, наверное, очень полезно в их работе), но наша героиня была непреклонна. Может быть, из-за этого, а может быть, по какой-то другой причине, но в 1974 году Бранденбургский музей, который итак несильно помогал — все объекты Шарлотта добывала, ремонтировала и реставрировала сама — решил от этого филиала отказаться, и в знак протеста Лоттхен раздарила большую часть коллекции друзьям и посетителям.

Еще Шарлотта увлекалась кино и снималась там в массовке: в Бабельсберге всем нравилось её фактурное лицо. Например, у неё есть камео (баркиперша) в последнем фильме ГДР Coming Out, про который я уже писала раньше (хороший был пост, моя гордость, почитайте, если еще нет).

Когда стена пала, произошло одно печальное и важное событие: на квир-вечеринку во дворе музея напала банда гопников. Это заставило Шарлотту покинуть страну и перебраться в Швецию, где она и провела последние годы, умерев в 2002 году во время визита в Берлин от инфаркта.

О Шарлотте режиссер Роза фон Праунхайм (про другой фильм которого я тоже писала в том посте) снял очень хорошее кино «Я сам себе жена», которое я очень рекомендую к просмотру: искреннее, трогательное, но в то же время спокойное и обволакивающее повествование — мне кажется, именно такой и была Шарлотта.

Также рекомендую к посещению музей эпохи Грюндерства, который после объединения Германии весьма неплохо восстановили. Мы были удивлены тому, сколько интересных вещей использовали в то время. Музыкальный шкаф, чашка для обладателя больших усов, стулолестница, пианола, специальная держалка для карманных часов (нельзя же их просто на стол бросить!) — всё это и еще многое-многое другое занятное можно найти в Шарлоттином музее.

Кухонная утварь
Одежда Шарлотты
Детская

К музею прилагается очень романтичный сад-парк в английском стиле.

В общем очень интересное место, созданное руками одной очень незаурядной личности. Мальсдорф — центр мира, приезжайте все в Мальсдорф (тем более, что черешни в парке скоро совсем поспеют)!

Вместо прайда

В этом году многие крупные события перенеслись, в том числе и праздник на Моцштрассе, и наш любимый Christopher Street Day, и концерты, и много-много другое.

Я решила в этом году изучить киноисторию вопроса и составила подборку фильмов про Берлин, затрагивающих вопросы человеческой сексуальности.

Читать далее

Берлин глазами Хайнриха Цилле

Хайнрих Цилле (Heinrich Zille) наряду со, скажем, Бертольдом Брехтом, Кете Кольвиц стал одним символов Берлинского искусства начала 20-го века и в общем-то даже в широких кругах известен и любим. Но рассказать немного о его творчестве всё равно хочется.

2808936d8e00a134714215c703a07f95-self-portraits-bauhaus

Читать далее

***

В пятницу вечером сидели и пили пиво в Мауэрпарке. Вечер трепетал уходящей свежестью бабьего лета. На парапете напротив примостились молодые и дерзкие продавцы легких наркотиков, иногда посмеивавшиеся каким-то своим шуточкам.
Проходивший мимо (зигзагами) типчик, остановившись, спросил, что же такого чудесного происходит сегодня в этом великолепном месте. Мы ответили, что в общем-то ничего, что просто сидим и пьем пиво. Но беседа уже завязалась.

Читать далее

Вечная культурная жизнь

Привествую всех моих читателей в уже, вероятно, далеко не Новом Году! Рада отчитаться, что наши маленькие и грязненькие друзья Drugstore и Potse не закрылись и продолжают нас опьянять духом свободы.
Позволю себе немного продолжить тему верности традициям в своем сегодняшнем рассказе.
Читать далее

Щёнебергские клубаки — Drugstore и Potse

Берлинские клубы — это, как многие знают, нечто. Чего только стоит один Бергхайн: не все там были, но всякий хочет туда попасть и хотя бы одним глазком посмотреть на тот трешак, о котором, возможно, слагают легенды на всех континентах. В 90-е наш город вообще стал одной из величайших мировых танцевальных столиц: ходят слухи, что именно здесь придумали техно.
Но Берлин не был бы Берлином, если бы здесь смогли бы оторваться только любители задорного тыц-тыц…
Читать далее

***

Берлин всё-таки странный.
Вот так, бывало, совершаешь свой приятный пятничный променад, на всю катушку наслаждаясь теплым бабьелетним вечером. В меру лохматая, в джинсах, с пивком — в общем тот ещё сексапил. Посреди улицы, наполненной ночными бабочками на пятнадцатисантиметровых каблах и в юбках, едва прикрывающих жопасы, их потенциальными клиенами и хозяевами, вдруг замечаешь — на первый взгляд — приличного вида разновозрастную толпу людей с бокалами. Оказывается, открыли галерейку, а в ней — выставку. Места внутри — кот наплакал, вот они и веселятся на воздусях.
Посреди возвышается нечто, издалека похожее на лего-замок. По стенам часто-часто, чуть ли не одна поверх другой, развешаны картины, коллажи и фотографии. Народ весь на пафосе: мужики в хипста-пиджаках, дамы, как и работницы ночного фронта, упомянутые выше, тоже нацепили юбки-максипояса и сапоги на высоких каблуках. Все с одухотворенными выражениями на лицах разговаривают то ли об искусстве, то ли о качестве предоставленного бухла. По залу бегает пуделек, на которого заботливый хозяин нацепил бейджик. Своё отношение к происходящему он выражает огромной заинтересованностью в ботинке, которым я недавно вляпалась в дерьмо. На этой неоднозначной ноте чувтсвуешь, что градус нелепости уже зашкаливает и наступает пора покинуть сие вдохновляющее меропрятие.
Соседняя с ними дверь — сомнительного вида кафе с сутенерами восточно-европейского и просто восточного вида.

Эмигрантское

Прекрасный романист Йозеф Рот занимался в Берлине пописыванием довольно занимательных статеек в разные немецкие издания. И одно из самых интересных его эссе посвящено русским эмигрантам, которые после известных событий заполонили многие большие и малые европейские города. Не могу удержаться от длинных цитат, описывающих смесь сострадания с иронией, которую породило это нашествие «понаевхавших».
Читать далее

Оно вкусно и на цвет красиво

Лето в Берлине продолжается, а вместе с ним продолжается и череда уличных праздников. Последние два викэнда осзнаменовались посещением двух пивных штрассенфестов.
Читать далее