Щёнебергские клубаки — Drugstore и Potse

Берлинские клубы — это, как многие знают, нечто. Чего только стоит один Бергхайн: не все там были, но всякий хочет туда попасть и хотя бы одним глазком посмотреть на тот трешак, о котором, возможно, слагают легенды на всех континентах. В 90-е наш город вообще стал одной из величайших мировых танцевальных столиц: ходят слухи, что именно здесь придумали техно.
Но Берлин не был бы Берлином, если бы здесь смогли бы оторваться только любители задорного тыц-тыц…
Читать далее

Выходные, например

Люблю выходные в Берлине. Эти, например, томненько начались с того, что кинотеатр «Вавилон» меня (как подписчика их рассылки) пригласил на порно-эротическую тусовку с просмотром тематических фильмов и несколькочасовой афте-пати — тем, кто пришел в фетиш-костюмах, была гарантирована скидка за вход. Читать далее

Цецилиенгертен

Цецилиенгертен (Ceciliengärten) — еще один райончик Берлина, построенный в 20-е годы. В отличие от его «коллег«, уже упомянутых в этом блоге, он оказался не столь сильно предан архитектурным принципам новой вещественности, в которые так верили Вальтер Гропиус, братья Таут и многие другие. Может быть, потому, что проектировался он в эпоху арт-деко.

DSCF6667
Читать далее

Клуб Саунд. По следам Кристианы Ф.

Гропиусштадт — самое интересное, на мой взгляд, берлинское место, связанное с Кристианой Ф. Но тем, кто здесь никогда не был, возможно, интересно увидеть остальные, которых, надо сказать, не так уж много.
Первое — это, конечно, знаменитый клуб «S.O.U.N.D.», одно из самых главных мест скоплений западноберлинской молодежи конца 70-х.
null
Читать далее

***

Берлин всё-таки странный.
Вот так, бывало, совершаешь свой приятный пятничный променад, на всю катушку наслаждаясь теплым бабьелетним вечером. В меру лохматая, в джинсах, с пивком — в общем тот ещё сексапил. Посреди улицы, наполненной ночными бабочками на пятнадцатисантиметровых каблах и в юбках, едва прикрывающих жопасы, их потенциальными клиенами и хозяевами, вдруг замечаешь — на первый взгляд — приличного вида разновозрастную толпу людей с бокалами. Оказывается, открыли галерейку, а в ней — выставку. Места внутри — кот наплакал, вот они и веселятся на воздусях.
Посреди возвышается нечто, издалека похожее на лего-замок. По стенам часто-часто, чуть ли не одна поверх другой, развешаны картины, коллажи и фотографии. Народ весь на пафосе: мужики в хипста-пиджаках, дамы, как и работницы ночного фронта, упомянутые выше, тоже нацепили юбки-максипояса и сапоги на высоких каблуках. Все с одухотворенными выражениями на лицах разговаривают то ли об искусстве, то ли о качестве предоставленного бухла. По залу бегает пуделек, на которого заботливый хозяин нацепил бейджик. Своё отношение к происходящему он выражает огромной заинтересованностью в ботинке, которым я недавно вляпалась в дерьмо. На этой неоднозначной ноте чувтсвуешь, что градус нелепости уже зашкаливает и наступает пора покинуть сие вдохновляющее меропрятие.
Соседняя с ними дверь — сомнительного вида кафе с сутенерами восточно-европейского и просто восточного вида.

Два мира — два Шапиро

Как я уже упоминала, я живу в очень интересном месте, являющимся частью старого респектабельного района Щёнеберг (Schöneberg). Раньше это был отдельный город, из которого, кстати говоря, в Берлин было проведено второе метро в Германии. Как и полагается, у него была ратуша, в которой, коль уж разговор так повернулся, во времена Стены заседало правительство западного Берлина.
Читать далее