Главная » лично обо мне » Вместо эпиграфа

Вместо эпиграфа

Мы гуляли пятничным вечером под дождем, находя навес то под мостом, то под козырьком ночного магазина. Не попав в бар (там просто яблоку негде было упасть), мы решили, что кинем кости у шпети напротив: мы расставили пластиковые стулья, купили пива и уютно устроились рядом с каким-то деревом в кадке.

Мы немного поболтали по-русски, пока к нам, наворачивая круги, не подошел какой-то весьма несвежий чувак и не спросил, где, собственно мы находимся. Мы пытались пошутить, что на Котти, в Берлине, в Германии, но ему это не помогало: он объяснял своей герле, куда она ему должна вызвать такси (сам он, по всей видимости, был не состоянии поддержать разговор с диспетчером). Он всё время ржал и лыбился («хоть завязочки пришей»), пытался завести с нами разговор. Я понимала далеко не всё, он ведь был из Баварии.
В какой-то момент, когда казалось, что пьяный чувак наконец-таки погрузился в себя и что мы могли бы продолжить нашу прежнюю беседу по-русски, к нему подошел его кореш и разбудил. Новый хрен с горы был странный: я заприметила его небанальный прикид еще в баре, в который нам не удалось прорваться. На нем была черная майка-алкоголичка, открывавшая во всем великолепии здоровенный кусок его волосатой груди, спортивная дутая жилетка, скрепленная большой английской булавкой (видимо, из-за того, что сломалась молния) и довольно шикарная новенькая дубленочка с меховым воротником. Он был лысоват, растрепан и в полную говнетуру.
Проснувшись, первый тип предложил нам всем косячок (вот почему он всё время ржал!), мы вежливо отказались. Приехавшее такси прервало наше знакомство.
Второй хрен, оставшись с наедине с нашей восточно-славянской компашкой, решил поговорить. Не в силах стоять на ногах прямо он совершал волнообразные движения туловищем, размахивая руками в стиле «блондинки в законе» и крича: «В этой стране нет нормальной оппозиции, в этой стране невозможно жить, здесь всё продали за деньги, что происходит сейчас?… Это теперь Меркельланд! В этой стране…». Он повторял одни и те же фразы снова и снова. Его дискурс был наводнен собственными именами: Достоевский, РАФ, Толстой и Фрида Кало стремительно сменяли друг друга.
Дождь усилился, пришлось сдвинуть наши три стула под козырек и поставить их в ряд, так что выходило, будто мы зрители, а он — актер перед нами.
Иногда он успокаивался и садился, начинал говорить сам с собой или гладить собак, ожидавших своих хозяев рядом с магазином. Женя пытался всё понять, в чем этот человек видит альтернативу, решение проблем, но в ответ получал всё ту же заезженную пластинку, иногда по-французски (дубленочник оказался родом из Франции).
Андрей сказал мне, что такие типы – это уже уходящая натура, что возможно, лет через двадцать Берлин станет «китчи-мичи», и нам самим тут надоест. Я ответила, что пока на первое мая Марианенплатц содрогается от турецкого танца чепки, жить можно.
Внезапно в какой-то момент, перейдя уже на немецкий, наш герой так раздухарился, что выкрикнул в одной фразе несколько самых сильных немецких ругательств. Резонанс между домами, вероятно, донес каждое его слово до жителей 20-х этажей. В этот день со мной случилось одно из самых странных событий в жизни: меня и моих друзей отогнали от шпети.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s